Статьи /
Свой след

Новая Газета, 06.09.2010, автор: Наталия Зотова

Много новой информации о Москве можно получить, сняв обувь

Нет, они вовсе не нищие бродяги. Они меряют город из конца в конец босыми ногами, потому что им нравится быть ближе к природе. Они не пытаются отгородиться от мира, а принимают его таким, какой он есть, с грязными тротуарами и прохладной травой. Знакомьтесь: барефутеры.

Барефутинг в переводе с английского — буквально «босохождение». Никакой идеологии, «своей» музыки или правил — это не субкультура. Это обычные люди, которые собираются вместе и гуляют, болтают, шутят, ищут в городе интересные места. Оставив ботинки дома. Такие, как бесшабашная семерка, с которой мне довелось познакомиться.

Их средний возраст — от двадцати до тридцати лет. Хотя многим активным и известным в интернете «босоходам» за сорок. В компании две девушки. О барефутинге все они узнали из Сети. Познакомились на форуме «Общество грязных подошв», организованном знаменитой среди барефутеров Ольгой Гавва из Питера. Она, кстати говоря, ходит без обуви круглый год, в том числе и в морозы. В нашей компании люди не настолько экстремальны. «По снегу ходим, конечно, — говорит Дима, смуглый парень с длинными черными волосами, — но не больше получаса». Зимой можно получить обморожение, зато при температуре выше нуля ходить босиком для здоровья не опасно. «Я с детства люблю ходить босиком. В 14 лет уже совершенно осознанно гуляла по городу босая», — рассказывает рыжеволосая девушка Карина, она же Волка. У барефутера Александра растет маленькая дочка, у которой уже проявляются «босяческие» склонности.

Конечно, на работу мои новые знакомые ходят обутыми — дресс-код не позволяет вольностей. Зато машину обычно водят босиком, благо в России это разрешено. «Да в обуви я педалей вообще не чувствую!» — говорит Саша.

Карина, верная себе, даже на зачет в институт пришла босиком. «Преподаватель вызвал меня первой, чтобы, как он сказал, «не смущать людей». Прочел лекцию о том, что на улице грязно, но зачет поставил без проблем».

Власу пришлось брать здоровенный рюкзак, чтобы принести самодельную доску, утыканную гвоздями. Самыми настоящими, с палец длиной! Доска эта — знаменитость в узких босоножеских кругах. Ребята в очередь выстроились, чтобы постоять на ней. Я тоже рискнула. На этом пыточном инструменте простоять удалось секунд пять, причем с обеих сторон меня поддерживали Дима и Влас. После этого мои стопы стали в мелкую дырочку и сильно нагрелись от бросившейся на подмогу крови.

— Это ведь здорово — получать данные о поверхности, по которой передвигаешься! — Алексей — технарь, и язык у него соответствующий. — Когда обуваешься после прогулки босиком, как будто отключил зрение или слух.

Я сразу почувствовала это на себе. Сняв обувь, словно бы снимаешь с себя внутренние оковы. Разрешая себе ступить на землю босой ногой — сделать нечто запрещенное, непринятое — освобождаешь свой разум.

Теперь, сняв сандалии, я невольно начала весь мир измерять категориями «шершаво — гладко», «горячо — прохладно», «мягко — остро»… Информации об окружающей среде сразу стало заметно больше. Хождение по мелким камешкам было просто пыткой, а на асфальте, нагревшемся от солнца, я чувствовала себя петухом на сковородке. Кое-где от жары асфальт прогибался под ногами, как масло. «Оставим след в истории!» — провозгласил кто-то.

Раньше я не обращала внимания, что осколки стекла на улице встречаются почти на каждом шагу. «Да не пугайся ты! Это пустяки», — говорит Алексей, а Волка не упускает случая пройтись по стеклу. Оказывается, им не так-то просто пораниться — надо, чтобы стекло было достаточно острым и находилось под определенным углом к стопе. При определенной тренировке и привычке «йогские штучки» удаются легко.

Трава — мягкая и прохладная — после раскаленного асфальта кажется благословением. А если поблизости газона не случается, приходится охлаждать ноги в лужах. Волка нашла особенно глубокую и вышла из воды как будто в ботинках из густой коричневой грязи.

В мегаполисе босые ноги не приветствуются. Бывает, охрана прогоняет из торговых центров, так что барефутерам то и дело приходится отстаивать свое право быть свободными. Никто же не заставляет всех насильно прятать руки в перчатки.

Считается, можно подхватить инфекцию, гуляя по городу босиком. «Это миф, — утверждает Саша. — Если кожа не повреждена, ничего не произойдет». На самом деле держимся же мы руками за поручни в метро, держим деньги, прошедшие через руки сотен, может быть, больных людей! Но эту грязь не видно, поэтому нас она не так пугает.

Недавно Волка, гуляя по речке Яузе, поранила ногу о торчавший со дна штырь. Сегодня она тоже слегка занозила ступню, что, правда, не помешало ей гонять по парку голубей и шлепать по лужам. Меня неприятности миновали. Правда, дома я долго-долго терла совершенно черные пятки жесткой губкой. «Только пемзу не используйте! — наставлял меня Дима. — Слой кожи сотрете, а без нее нам никак нельзя».



© 2007-2017 www.barefooters.ru (обратная связь)